Arhireev.ru

В какой серии убили антибиотика

Серёгин, Кудасов и Антибиотик. Бандитский Петербург-3

Одним из самых известных и популярных сериалов является культовая криминальная сага “Бандитский Петербург”, состоящая из 10 сезонов. Первая часть была показана в мае 2000 года по НТВ и сразу стала легендарным фильмом.

Описание

Третий сезон сериала «Бандитский Петербург» называется «Крах Антибиотика». Он вышел на экраны в 2001 году. Сериал является продолжением фильмов «Барон» и «Адвокат», снятых годом ранее. «Бандитский Петербург-3. Крах Антибиотика», как и все остальные части криминальной саги, сняты по произведениям Андрея Константинова. У фильма сменился режиссёр, и вместо снимавшего первые два сезона Владимира Бортко постановщиком стал Виктор Сергеев. В сериале рассказывается о борьбе против лидера бандитского Петербурга Антибиотика.

Антибиотика готовятся убить

Действие фильма происходит в Санкт-Петербурге осенью 1993 – весной 1994 года. В городе арестовано несколько бандитов, среди которых есть некто Мухин – влиятельный авторитет из группировки лидера бандитского Петербурга Антибиотика. Тот пытается вытащить подельника из «Крестов». Тем временем журналист Андрей Серёгин передаёт своему другу, офицеру РУОП Никите Кудасову, досье, изобличающее Мухина, и говорит, что второй экземпляр документов находится у начальника Кудасова, полковника Геннадия Вощанова. Никита всё равно отказывается верить в продажность своего шефа.

К Кудасову приезжает его любовница Дарья, известная московская актриса. Она рассказывает офицеру, что у неё срываются съемки в главной роли, потому что деньги на фильм выделял Мухин. Кудасов безуспешно пытается разъяснить Даше, что такими деньгами нельзя пользоваться, потому что они отобраны у других людей. Вскоре после этого супруга Кудасова получает фотографии, где запечатлены её муж и любовница.

Оперативники устанавливают наблюдение за Антибиотиком и замечают, что вместе с ними за авторитетом следит какой-то дед. Это Василий Кораблёв, одинокий старик, который откликнулся на задание своего покойного друга Вадима Гончарова убить Говорова. Задание было передано некой женщиной, которая лично посетила Кораблёва.

Гибель Кораблёва

Сотрудники РУБОП устанавливают, что Кораблёв попытается устранить Антибиотика, когда тот выйдет из ресторана. Подчинённые Кудасова намекают, что было бы лучше захватить киллера после того, как он убьёт Говорова. Но Никита отказывается нарушать присягу и отдаёт приказ о задержании. Кораблёв успевает выстрелить из винтовки, но промахивается и ранит в ногу швейцара ресторана.

Кудасов узнаёт в Кораблёве человека, который в 1983 году убил его коллегу, столкнув его под поезд на Варшавском вокзале. Выясняется, что Василий тогда действовал по указке Антибиотика и сам едва не погиб от его рук, но чудом выжил.

Главарь бандитского Петербурга Антибиотик пытается узнать, кто хотел его убить. Для этого он поручает своему помощнику Черепу вытащить Кораблёва из милиции и под пытками узнать имя заказчика.

Кораблёв говорит, что у него запланирована очередная встреча с заказчицей в условленном месте, и там они смогут её задержать. О планах оперативников узнаёт и Серёгин. Он знакомится с израильтянкой Рахиль Даллет, которая имеет какое-то отношение к Сергею Челищеву и Олегу Званцеву, погибшим знакомым Андрея. Узнав от Серёгина, что оперативники будут задерживать заказчицу, Рахиль едет с ним на квартиру в доме, возле которого и должна состояться её встреча с Кораблёвым.

Во время спецоперации киллер Антибиотика убивает Кораблёва из винтовки, но и сам потом погибает от пули сообщника. Увидев это из окна и поняв, что сейчас начнётся проверка близлежащих домов, Серёгин приказывает Рахиль обнажиться и разыграть постельную сцену перед милиционерами.

Кудасов приезжает в дом Кораблёва и находит там деньги, переданные Рахиль, а также его боевые офицерские награды.

План Серёгина

Серёгин улетает в Стокгольм к своему другу, режиссёру Ларсу Тингсону, для продолжения работы над фильмом о российской организованной преступности. В шведской столице Андрей вновь встречается с Рахиль.

Даллет отвозит Серёгина к предпринимателю Константину Олафсону, который ещё в советские годы уехал в Швецию. Тот предлагает Рахиль провернуть незаконную сделку с водкой «Абсолют» через морской порт с помощью бывших сотрудников спецслужбы, работающих в транспортной компании ТТК. Андрей, который во время встречи притворяется иностранцем, не говорящим по-русски, изобретает план, как столкнуть лбами Антибиотика и ТТК.

Андрей встречается со своей знакомой проституткой Милкой и отдаёт копии ее документов на водку. Та передаёт их Плейшнеру – старому уголовнику, соблюдающему интересы Антибиотика в порту. Однако Плейшнер ничего не понимает в бумагах и отдаёт их Моисею Гутману, который отвечает за экономику в империи Антибиотика. Говоров, узнав о бумагах, решает украсть эту водку со складов, то есть поступает так, как и планировал Серёгин.

Развязка

Сотрудники ТТК похищают Плейшнера и отвозят на конспиративную квартиру, где тот погибает в ходе допроса с пристрастием.

Сотрудники спецслужб задерживают Ващанова и увозят его прямо из квартиры.

Олафсон видит фильм Тингсона о русской мафии и узнаёт в Серёгине иностранца, который присутствовал на встрече между ним и Рахиль и якобы не разговаривал по-русски. Об этом он сообщает майору спецслужб Назарову, который в своё время помог установить Константину контакты с ТТК.

Во время лесной прогулки неизвестные устраивают покушение на Антибиотика. Несколько его телохранителей погибают, а Череп получает ранение в руку. Антибиотик решает восстановить всю цепочку этой истории и приказывает похитить Милку, хотя Серёгин и предупреждал её об опасности.

Во время беседы с оперативником от пуль наёмного убийцы погибает директор фирмы ТТК Дмитрий Бурцев. Однако киллеру не удаётся сбежать – он получает ранение.

Назаров встречается с Серёгиным и говорит, что его игра раскрыта. Тем не менее, Андрей планирует вылететь в Стокгольм к Даллет, а перед этим предлагает Кудасову встретиться на месте убийства Кораблёва. Однако в тот же вечер Серёгина похищают.

Оперативники устанавливают, что водка хранится на складах предпринимателя Бутова. Тот сознаётся, что водку ему сгрузили по приказу Антибиотика.

Не дождавшись Серёгина, Кудасов понимает, что Андрей должен был переговорить с ним в квартире, где его застали с Рахиль. Войдя в эту квартиру, Никита обнаруживает досье, изобличающее Антибиотика.

Читать еще:  Какой антибиотик лучше тонзиллите

Назаров, понимая, что его связи с ТТК будут непременно раскрыты, заканчивает жизнь самоубийством.

Серёгин лежит в гараже, где его жестоко бьют люди Антибиотика. Также с ним пытается поговорить и сам Говоров, который затем приказывает людям Черепа пытать журналиста. Тем временем оперативникам удаётся вычислить местонахождение Антибиотика, Черепа и Серёгина.

Череп вновь приходит в гараж к Серёгину. Между ними происходит схватка, в ходе которой Андрей убивает бандита из его же пистолета.

Оперативники штурмуют коттедж лидера бандитского Петербурга Антибиотика и задерживают всю верхушку его группировки.

Майор Кудасов получает звание подполковника. Серёгин восстанавливается после пыток в больнице.

Актёры и роли

Главные роли в сериале «Бандитский Петербург. Крах Антибиотика» исполнили:

В какой серии убили антибиотика

Большинство персонажей популярного в нулевых детективного сериала «Бандитский Петербург» имели реальных прототипов. Так, криминальный авторитет Виктор Говоров по кличке «Антибиотик» в исполнении Льва Борисова был списан актером с лидера Тамбовской группировки Владимира Кумарина. Причем, при личной встрече Кумарин поблагодарил Борисова за правдоподобную игру на экране.

Владимир Кумарин родился и вырос в селе Александровка Тамбовской области. Его отец был простым механизатором, а мать – дояркой. Однако сам Владимир оставаться в провинции не захотел. Отслужив в армии, он отправился в Ленинград, где поступил в институт холодильной промышленности.

По всей видимости, тогда становиться бандитом Кумарин еще не собирался. Однако в учебе он не преуспел и вскоре был отчислен из вуза. Некоторое время бывший студент перебивался случайными заработками, не всегда законными. Не случайно же в его квартире милиционеры обнаружили поддельные документы и оружие. За них Кумарин получил свой первый, пусть и небольшой, срок.

Пока Владимир отбывал наказание, в стране стремительно набирали обороты преступные сообщества — надвигались лихие девяностые. Поэтому, оказавшись на свободе, Кумарин первым делом принялся организовывать свою банду. Большинство ее членов были уроженцами родной для главаря Тамбовской области. Начинали Тамбовские, как и многие ОПГ в то время, с игры в наперстки и обеспечения так называемой крыши для мелких предпринимателей.

Вот только Кумарин и его сообщники на криминальном рынке были далеко не единственными — конкурентов у них хватало еще в конце 80-х. Столкновений избежать не удалось. В 1989 году между Тамбовской и Малышевской ОПГ произошла одна из первых в СССР криминальных разборок. Владимира Кумарина по прозвищу Кум арестовали через несколько месяцев. На удивление, многим участникам «схватки» присудили совсем небольшие сроки. Некоторые СМИ связывают это обстоятельство с тем фактом, что, пока шли слушания, кто-то проломил череп государственному обвинителю.

Так что в 1991 году Кумарин уже гулял на свободе. Он снова организовал банду и продолжил заниматься «любимым» делом. Авторитет Тамбовских рос, как на дрожжах. Вскоре ОПГ контролировала уже не только Санкт-Петербург, но и прилегающую к нему Ленинградскую область и даже часть Карелии. И снова на пути Кума встали конкуренты — на этот раз «Великолукские». Устранить Кумарина им не удалось: в результате совершенного на него покушения он лишь потерял одну руку, но остался в строю.

Как ни странно, история с покушением только упрочила позиции Тамбовской группировки, и Кумарин решил установить контроль над топливным бизнесом северной столицы. Он даже числился главой известной компании «ПТК». Вот только дел с криминальным авторитетом никто иметь не хотел. Кум даже взял девичью фамилию своей матери. Но Кумарина, а теперь Барсукова, все и без того знали в лицо.

В начале нулевых криминальная карьера Кумарина вообще покатилась по наклонной. В 2007 году его арестовали по подозрению в рейдерских захватах нескольких торговых точек северной столицы, вымогательстве, мошенничестве и покушении на убийство Сергея Васильева, совладельца ЗАО «Петербургский нефтяной терминал». Примечательно, что по последнему пункту присяжные Кумарина-Барсукова оправдали.

Тем не менее участие Кума в других преступлениях было доказано. Кроме того, в ноябре 2014 года Верховный суд отменил оправдательный приговор, вынесенный Владимиру Кумарину в отношении Сергея Васильева. Поэтому в данный момент Кум отбывает назначенное ему наказание, 23 года лишения свободы, в колонии строгого режима.

В какой серии убили антибиотика

© ООО «Астрель-СПб», 2007

Санкт-Петербург, сентябрь 1992 года

Субботний вечер был еще по-летнему теплым, но листва на деревьях в садике двора большого серого дома на Каменноостровском проспекте уже наливалась желтизной, отражаясь в светлых лужах, еще не просохших после недавнего дождя. В такие тихие субботние сентябрьские вечера Петербург пустел – горожане старались перед наступавшей холодной и дождливой осенью использовать каждый выходной для того, чтобы покопаться на дачных участках.

Впрочем, жильцы серого дома на Каменноостровском были в основном людьми достаточно состоятельными, чтобы не ковыряться на огородах, – они уезжали за город подышать свежим воздухом, попариться в баньках, превосходивших размерами убогие времянки на участках простых смертных, расслабиться вдали от каменных кружев Питера…

Двор был пуст, когда в него вошли через просторную подворотню три смешных старика в старомодных болоньевых плащах и шляпах с обвисшими полями. Один из троицы бережно толкал перед собой детскую колясочку, руки других были свободными. Эти двое выглядели совсем комично, потому что на ногах у них поверх стареньких туфель были надеты резиновые галоши.

Старики неспешно прошлепали к скамеечке в центре двора, уселись и о чем-то оживленно зашушукались – не иначе как обсуждали очередное повышение цен и задержку выплаты пенсий… Впрочем, они обсуждали совсем другие вопросы – из всей троицы пенсионного возраста достиг только один, но он скорее умер бы под забором, чем согласился получать деньги от государства. Дело в том, что смешной старичок в галошах был вором – настоящим законником, коронованным еще в конце сороковых в спецлагере Севураллага.

Читать еще:  Киста зуба какие антибиотики принимать

«Как же давно все это было… Неужели – жизнь прошла. »

Вор на мгновение сомкнул веки и зябко передернул плечами – в последнее время ему постоянно не хватало тепла, видимо, слишком медленно бежала по жилам стариковская кровь… Впрочем, внутренней силы у него еще было достаточно. Вор открыл холодно блеснувшие глаза, весь подобрался и негромко сказал:

Тот, который качал колясочку, остался сидеть на скамеечке, а второй обладатель галош встал, взял старика под руку, и они направились к подъезду, отгородившемуся от двора массивной металлической дверью с кодовым замком. Дверь эту спутник старика открыл мгновенно – словно она и не была заперта. Вор шагнул в полумрак подъезда, аккуратно закрыл дверь, щелкнув замком, а его напарник уже взлетал на третий этаж быстрыми и длинными, совсем не стариковскими прыжками…

Вор не спеша поднялся до площадки второго этажа, чувствуя, как его начинают охватывать знакомая лихорадка азарта, ощущение риска, страх, волнение и гордость от сознания того, что он сумеет страх перебороть… Эту сложную гамму чувств, наверное, можно было бы сравнить с тем, что испытывает альпинист, глядя на вершину, которую ему еще только предстоит покорить…

Вор за свою долгую и страшную жизнь поставил[1] десятки, а может быть, даже сотни хат – и каждый раз перед проникновением в чужой дом его колотило, как в первый раз. Как ни странно, вор в своей работе больше всего любил именно эти мгновения наивысшего напряжения нервов, мгновения концентрации сил, словно перед прыжком в холодный омут. Старик ждал этих секунд, словно наркоман очередной дозы, он мистически верил в то, что каждая поставленная квартира вливает в него жизненную силу, заставляющую отступать старость…

Вор преодолел еще один лестничный пролет и остановился на небольшой площадке у окна, смотревшего во двор. В подъезде было по-прежнему тихо – только на третьем этаже перед роскошной тяжелой дверью, обитой натуральной кожей, еле слышно звякал чем-то металлическим спутник старика.

Вор спокойно смотрел на своего помощника, не подгоняя его ни словом, ни жестом, – последнее дело говорить что-нибудь под руку человеку, занятому тонкой работой.

– Готово, – наконец выдохнул человек у двери и обтер рукавом плаща пот со лба.

Старик легкими, неслышными шагами поднялся на площадку третьего этажа, достал из кармана брюк секундомер, глянул на напарника и еле слышно прошептал:

– С Богом, Жора, поехали!

Жора облизнул губы и быстро скользнул в прихожую темной квартиры. Вор шагнул следом, аккуратно прикрыл дверь, достал из внутреннего кармана плаща фонарик и посветил уже колдовавшему над ящиком с сигнализацией напарнику. В квартире было очень тихо – окна, рамы в которых были заменены на звукоизолирующие финские пакеты, не пропускали с улицы шума, характерного для одной из крупнейших городских магистралей, – лишь отчетливо слышалось хриплое дыхание Жоры.

– Осталось двадцать секунд, – спокойно, даже почти бесстрастно констатировал старик, на мгновение переведя луч фонарика на циферблат секундомера.

Напарник не ответил, только дыхание его стало еще более хриплым и частым.

– Все! – наконец выдохнул он и обессиленно опустился прямо на пол в прихожей, отдуваясь, как после долгого бега.

Вор застопорил секундомер, взглянул на циферблат и усмехнулся:

– С запасом… Девять секунд еще наши были…

Он похлопал Жору по плечу, закрыл входную дверь на засов и пошел на кухню, доставая на ходу из кармана пиджака «воки-токи».

Окно кухни выходило во двор; вор слегка отдернул занавеску, нашел взглядом фигуру «старичка» с коляской и сказал в переговорное устройство:

«Старичок» на скамейке посмотрел на окно, еле заметно кивнул и поднес ко рту маленькую черную коробочку.

– Все спокойно, – услышал вор его искаженный эфиром голос.

Старик кивнул, убрал «воки-токи» в карман и пошел в глубь квартиры, натягивая на ходу зеленые резиновые перчатки. Судя по всему, вор хорошо знал планировку квартиры – так уверенно он двигался по чужому дому.

Вернувшись в прихожую, старик открыл стенной шкаф и вытащил оттуда две большие дорожные сумки. Сунув пустые вместительные баулы уже пришедшему в себя и отдышавшемуся Жоре, вор пошел по комнатам. Комнат было шесть, и все они поражали богатым убранством, роскошью, бросавшейся в глаза даже в полумраке: ковры, массивная антикварная мебель, картины на стенах, старинные люстры и светильники гармонично сочетались с суперсовременными телевизорами, музыкальными центрами и компьютерами. Вор осматривал комнаты с какой-то странной усмешкой, время от времени покачивая красивой седой головой.

В просторном кабинете напротив массивного дубового письменного стола на стене висел поясной портрет хозяина квартиры работы Ильи Глазунова. Старик присел на краешек стола и долго смотрел на брезгливо-надменное лицо с тяжелыми брылями щек.

– Ну что, Миша, время разбрасывать камни и время – собирать? Не кидайте – и некидаемы будете… Менты, говоришь, товар зажурковали? Сучонок…

Вор усмехнулся и перевел взгляд с портрета на стоявшую рядом с ним на столе большую пепельницу из серебра и горного хрусталя. Пепельница была сделана в форме драккара викингов: сама ладья – из хрусталя, щиты по бортам и голова дракона – из серебра. Щиты попеременно сверкали рубинами и изумрудами, а глаза дракона горели алмазами.

Старик хмыкнул и щелкнул дракона по носу. Вещица была ему хорошо знакома – десять месяцев назад вор взял ее на квартире академика Хворостина вместе с кое-какими картинами фламандских мастеров и уникальной коллекцией античных монет… Наколку на ту хату дал Миша Монахов, и ему же старик сбросил добычу – их вязка с Мишей была давней, заплелась она еще в семьдесят восьмом году в Коми АССР, где оба топтали одну зону. Вор попал туда как активный член известной ленинградской шайки «Хунта», а Монахова сделала «комиком» история, легшая впоследствии в основу одного из фильмов популярного советского сериала «Следствие ведут знатоки».

Читать еще:  Какой антибиотик при орви взрослым

В середине семидесятых годов молодой перспективный работник Ленювелирторга Михаил Монахов организовал артель из спившихся художников, скульпторов и ювелиров и поставил на поточный метод производство ювелирных изделий «под Фаберже». На подделки ставилось настоящее, подлинное клеймо поставщика двора его императорского величества Карла Фаберже, которое сложным и темным путем попало в руки Миши.

Иногда лекарства убивают. Антибиотик или анестетик — что стало причиной смерти

31-летняя женщина умерла, а 11-летний мальчик попал в реанимацию после инъекции антибиотика цефтриаксон.

В течение нескольких дней в Беларуси после инъекции одного и того же антибиотика разных производителей умерла молодая женщина, а 11-летний мальчик оказался в реанимации.

31-летняя женщина-медик скончалась 16 января после инъекции антибиотика цефтриаксон, разбавленного анестетиком лидокаином (оба препарата производства Борисовского завода медпрепаратов). Это случилось в фельдшерско-акушерском пункте в деревне Тюрли Молодечненского района.

А 20 января в Борисове (Минская область) одиннадцатилетнего мальчика госпитализировали после введения в домашних условиях того же антибиотика цефтриаксона. Препарат был изготовлен на подмосковном предприятии ООО «Рузфарма».

Спустя десять минут после введения препарата, растворенного в однопроцентном лидокаине, у ребенка появилась сыпь, головокружение, рвота, он стал терять сознание и задыхаться. Родители на своей машине привезли мальчика в больницу.

Через 20 минут после укола он уже находился в отделении анестезиологии и реанимации Борисовской центральной районной больницы. Врачи провели комплекс реанимационных мероприятий, в том числе искусственную вентиляцию легких.

«Мальчику были проведены все необходимые медицинские процедуры, в его состоянии есть улучшения», — сообщили БелаПАН в Министерстве здравоохранения.

Что такое цефтриаксон

Цефтриаксон — цефалоспориновый антибиотик третьего поколения широкого спектра действия. Цефалоспорины из-за высокой эффективности и низкой токсичности занимают одно из первых мест по частоте клинического использования среди всех антибиотиков.

Борисовский завод производит не оригинальный препарат, а дженерик. Лекарство действует на многие инфекции, включая пневмонию, абсцесс легких, гонорею, бактериальный менингит, сифилис, болезнь Лайма (боррелиоз), брюшной тиф.

Цефалоспориновый антибиотик цефтриаксон, естественно, может вызвать аллергическую реакцию. Между тем, про анафилактический шок в инструкции к препарату на сайте Борисовского завода ничего не говорится. Однако другие производители отмечают возможность такой реакции.

При этом о возможности анафилактического шока в результате приема лидокаина Борисовский завод медпрепаратов предупреждает, как и другие фармпредпрития.

К слову, Борисовский завод медпрепаратов экспортирует цефтриаксон в Казахстан, Грузию, Таджикистан, Кыргызстан, Афганистан, Узбекистан.

Российское предприятие «Рузфарма» также выпускает дженерик цефтриаксона, но в Беларусь этот препарат не поставляет, сообщил Naviny.by генеральный директор предпрития Закир Сеидов.

Он отметил, что с ним представители Минздрава Беларуси по поводу произошедшего не связывались.

«Мы никогда не поставляли цефтриаксон в Беларусь. Однако границы открыты. И родители ребенка, у которого случилась аллергическая реакция, могли купить лекарство в России, где антибиотики в виде инъекции продают, кому попало, хотя написано на упаковке, что отпуск только по рецепту», — отметил Закир Сеидов.

По его мнению, нельзя исключить, что у ребенка была реакция не на антибиотик, а на лидокаин: «Определить при одновременном введении, на что была реакция, невозможно».

В России стакивались с такими случаями, отметил гендиректор «Рузфарма»: «Это явление редкое, ведь лекарства созданы для того, чтобы лечить, а не калечить людей, но мы сталкиваемся со случаями аллергической реакции на лидокаин. Среди прописанных в инструкции по применению побочных действий этого лекарства — аллергические реакции, в том числе анафилактический шок. Случаи индивидуальной непереносимости нельзя исключить. Поэтому ни в коем случае нельзя использовать цефтриаксон с лидокаином в домашних условиях».

Подобную версию не исключает и Минздрав Беларуси. Медики полагают, что аллергическая реакция у мальчика могла случиться не только на антибиотик, но и на раствор лидокаина.

Что предпринял Минздрав?

После случившегося Минздрав Беларуси приостановил реализацию и использование и цефтриаксона, и ледокаина. Но не полностью, а только производства Борисовского завода медпрепаратов и только определенных партий: «Цефтриаксон» — порошок для приготовления раствора для инъекций 1 г во флаконах, серия 210215; «Лидокаина гидрохлорид» — раствор для инъекций 10 мг/мл в ампулах 5 мл, серия 650916.

Запрет на использование будет длиться до установления причины развития тяжелой нежелательной реакции у погибшей женщины.

Кроме того, Минздрав разослал по учреждениям здравоохранения письмо с рекомендацией ограничить применение инъекционных антибиотиков вне стационара.

Можно ли предупредить анафилактический шок?

Частота аллергических реакций на различные вещества составляет 20-25% от популяции, и в последние 25 лет, по данным Белорусского медуниверситета, возросла вдвое.

Анафилактический шок как самая грозная реакция чаще всего возникает на антибиотики, особенно пенициллины, причем разрешающая доза препарата может быть ничтожно мала.

Особенно сильной реакция бывает при повторном поступлении аллергена в организм. Поэтому пациент должен сообщать врачу о ранее перенесенных реакциях на лекарственный препарат, подчеркнула начальник главного управления организации медицинской помощи Минздрава Елена Богдан.

«Самое главное, что должен знать пациент — на какое лекарственное средство или пищевой продукт, предмет личной гигиены у него отмечалась та или иная необычная реакция. Прежде всего, это нарушение дыхания, сыпь по типу крапивницы, снижение давления и иногда синкопальное состояние (потеря сознания, — Naviny.by) или обморок. Обо все этих случаях необходимо информировать врача при назначении антибиотика», — сказала Елена Богдан.

Медики ежеквартально отрабатывают алгоритм действий при возникновении анафилаксии, отметила специалист.

Во всех организациях здравоохранения у всех без исключения врачей, которые выполняют те или иные инвазивные процедуры, есть так называемая укладка — набор медикаментов для оказания неотложной помощи при анафилаксии. Такие укладки есть в том числе у стоматологов, акушер-гинекологов, в процедурных и прививочных кабинетах, в операционных, у бригад скорой медицинской помощи.

Врачи действуют согласно прописанному алгоритму, но спасти удается не всех.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector